ТАНКИ САМОХОДКИ БТР ПОДЛОДКИ ИСТОРИЯ

Прекращение производства истребителя танков ИТ-1 («Объект 150»)

В различных источниках можно встретить массу рассуждений о причинах, которые привели к прекращению производства и изъятию из войск истребителей танков ИТ-1 («Объект 150»).

Наиболее часто встречающиеся из них:

-  оперение раскрывалось при выдаче ракеты из боеукладки в боевое положения, тогда как надо было, чтобы раскрытие происходило при сходе ракеты с ПУ. Кстати, такое пожелание выразил и Н.С. Хрущев на одном из показов.

Это изменение было возможно, однако никаких выгод для комплекса, кроме внешнего эффекта, такая доработка не несла;

- на каждой ракете имелась сбрасываемая рейка массой 15кг, добавляя на машину 225кг балласта. Рейка еще на опытных образцах была исключена из состава ракет;

- отсутствовала стабилизация пусковой установки по крену. Такой необходимости вообще не было, так как вертикальная ось ПУ жестко связана с вертикалью поля зрения прицела (конструктивно). Другое дело, что в процессе полета ракеты происходят креповые изменения корпуса машины (т.е. прицела) при движении. Однако, как показала практика, они являются несущественными для устойчивости контура управления, и эта поправка была исключена еще на одном из предварительных этапов испытаний (изъят блок ВН-8);

- минимальная дальность стрельбы указывается равной 300м. На самом деле минимальная дальность на истребителе танков определяется временем взведения взрывателя после старта ракеты (0,5-0,7с), что соответствует дальности полета около 100м;

- указывается дальность встреливания в зону управления, равную 300м. Эта зона совпадает с полем зрения прицела (9°), т.е. уже на 100м удаления соответствует кругу диаметром 14м — встреливание и осуществлялось преимущественно в верхнюю половину этого круга (центр встреливания примерно на 1м выше центра этого круга), Пусковая установка и аэродинамические характеристики ракеты вряд ли позволили бы попасть в линейную зону (около 3м) управления на дальности 300м при баллистическом полете;

- на ракете была всего пара рулей, в связи с чем управление ею осуществлялось за счет вращения. Эти сведения ошибочны: на

ней две пары рулей. Ракету трудно назвать вращающейся - скорее проворачивающейся (2об./с);

- ракета находилась 6 с на ПУ. Видимо, имеет место путаница: 6 секунд - это время выдачи ракеты из боеукладки, а выстрел (пуск) мог быть произведен одновременное приходом ПУ в стабилизированное положение;

- режим полета с превышением требовал измерения дальности (т.е. расходовалось дополнительное время). Техника стрельбы исключала необходимость измерять дальность;

- нерациональным являлся сброс ракеты (принудительный выстрел при аппаратурном отказе ракеты). Надо отметить, что в боевых условиях остаться в боеготовности без сброса отказавшей ракеты невозможно. При отсутствии на машине другой ПУ это положение сохраняется на всех аналогичных подвижных образцах, включая танковые пушки с управляемыми ракетами;

- велико было время перевода машины из походного положения в боевое — 1—1,5мин. Время практически не отличалось от норм для линейного танка;

- в аппаратуре управления комплекса применялась устаревшая радиоэлектронная база (радиолампы). За все время испытаний не наблюдалось выхода комплекса вооружения из строя по вине радиоламп. По стойкости от поражения радиоактивным излучением им и сейчас нет равных среди современных радиоэлектронных элементов,

Нельзя не сказать о том, что ИТ-1, как ракетный первенец, безусловно, имел объективные недостатки. 8 частности, с моей точки зрения, он не в полной мере удовлетворял своему предназначению независимо от того, в какую бы службу, артиллерийскую или бронетанковую, он не попал бы. К недостаткам этого комплекса вооружения можно отнести:

1. Ограниченный по времени режим работы (4 ч непрерывной работы - специфика предприятия-разработчика), что подходит для самолетного вооружения, но совершенно не приемлемо для сухопутного комплекса: у него нет сравнительно безопасного «аэродрома» базирования, куда он может переместиться после боя. Его боевая готовность должна быть круглосуточной и не может быть ограничена часами непрерывной работы.

2.  Длительное время (до 20-30 мин) «стабилизации нулей» ламповых схем после включения комплекса.

3.  Значительное тепловыделение аппаратуры (к сведению: около 10 кВт - достаточное зимой для отопления помещения до 80м3; боевое отделение ИТ-1 - около 8м3) в обитаемое отделение, что в летнее время, особенно в условиях жаркого климата» оказывает заметное влияние на боеспособность экипажа.

4.  Шум свыше 100 дБ от многочисленных вентиляторов из-за применения в аппаратуре управления в блоках станции вакуумных радиоламп серии «дробь».

5.  Мала маршевая скорость ракеты (220 м/с вместо 290 м/с).

Насколько серьезны и принципиальны были указанные недостатки?

Еще на этапе опытных заводских образцов удалось оценить их допустимость и понять, явились ли они «смертельными» для дальнейшего развития этого направления работ.

Истребитель танков ИТ-1 преодолевает насыпной вал на полигоне. Ракета выдана и стабилизируется, отслеживая положение оси ЦМ прицела с учетом поправки на баллистическое выстреливание в зону «захвата» аппаратурой устройства съема координат

Начнем с последнего пункта. Конечно, имелась возможность несколько приблизить скорость ракеты к скорости звука, но это не было бы принципиальным отрывом. Сверхзвуковая ракета - это не просто годы разработки, но и порой непреодолимые трудности и потеря свойств, важных для контактного наземного боя. При одних и тех же аэродинамических показателях (располагаемые перегрузки, собственная частота) сверхзвуковая ракета (например, со скоростью 400 м/с), будет иметь в 2 раза худшие показатели маневренности. Так, режим сопровождения флангово движущейся цели ограничивается либо в 2 раза меньшей ее скоростью, либо в 2 раза увеличивающейся минимальной дальностью стрельбы- А если учесть наличие противотанковых вертолетов противника, то эти ограничения станут серьезным изъяном такого комплекса. Легко убедиться, что комплексы управляемого вооружения, реализованные в танках, отнюдь не являются эффективными средствами ближнего боя, а представляют из себя некий «камень за пазухой» - для случаев, практически не реализующихся в условиях танкового боя.

 

Истребитель танков ИТ-1 преодолевает насыпной вал на полигоне. Ракета выдана и стабилизируется, отслеживая положение оси ЦМ прицела с учетом поправки на баллистическое выстреливание в зону «захвата» аппаратурой устройства съема координат

 

Кроме того, в ходе отработки комплекса «Дракон» пришлось убедиться, что высокой вероятности попадания на большие дальности нельзя добиться, если применять технику стрельбы, заложенную в отработке трехточечных систем: навел центральную марку (ЦМ) на цель и пускай ракету - из этого ничего хорошего не получится. И вот почему. Достаточно представить себе по линии прицеливания «трубу» дыма длиной 3000м, через которую наводчик после выстрела на все время полета ракеты больше не увидит цель, в которую выстрелил, если не поможет сильнейший боковой ветер. Как ни бейся с порохами маршевого двигателя, исключить дымнельзя. А для танковых управляемых ракет после пуска характерно еще и пыледымовое облако перед дульным срезом ствола. Куда оно денется? А если вы в обороне и стреляете из танкового окопа? Ничего, кроме потери ракеты, не получится. Еще маленький нюанс: не только мешающий дым маршевика, но и его горячие газы приводят к флюктуации изображения цели в поле зрения прицела, пока угловой размер цели значительно меньше угловых размеров видимой траектории ракеты. Дело в том, что ракета колеблется около ЦМ с отклонением около 0,2-0,3м в обеих плоскостях с частотой примерно t Гц при хорошо отработанном автоматическом управлении; при этом вероятностное распределение времени нахождения ракеты на ЦМ совершенно не может быть описано нормальным законом распределения, а носит в сечении распределение М-образного характера, т.е. ракета реже всего находится на ЦМ (процесс носит колебательный характер).

И еще одно обстоятельство, свойственное сверхзвуковой ракете: все, конечно, слышали звук «выстрела» от высоко пролетающего на «сверхзвуке» самолета -прохождение так называемого скоса волны давления. Теперь можете себе представить полет сверзвуковой ракеты над поверхностью земли: взлетает все, что даже не способно летать. Попробуйте увидеть после этого цель - так что это дополнительный фактор, который нельзя не принять во внимание в качестве ограничения при создании систем наведения сверхзвуковыми ПТУР наземных противотанковых комплексов, да еще при пуске их из пушки. Это все же не вертолет, производящий стрельбу с «подскока».

Во всяком случае, не трудно сейчас оценить, что мы потеряли, возложив на танки выполнение маловероятных задач за достаточно приличные деньги, сопоставимые со стоимостью самого пушечного танка.

Чтобы обойти описанные выше препятствия, при стрельбе ракетой ЗМ7 на дальности свыше 1,5км (примерно когда цель начинает вписывается в разрыв ЦМ прицела) была отработана такая техника стрельбы: выстрел производился, когда ЦМ наводилась примерно на 2-3 корпуса выше цели, и по мере уменьшения видимых угловых колебаний ракеты (трассера) до соизмеримых с размерами цели, ЦМ переводилась на центр цели. Никакого принудительного (программируемого) превышения на начальном участке полета в «Драконе» не требовалось. Реализовать вышеизложенную технику стрельбы для ракеты, имеющей сверхзвуковую скорость, достаточно сложно.

Тем не менее дым наводчику все же мешает и на «Драконе», так как в целом выполняется трехточечная схема наведения, снижающая качество видения цели после выстрела и в процессе полета ракеты к цели, хотя со стороны дыма практически не видно.

А вот три ранее упомянутых недостатка достаточно легко устраняются простым и хорошо известным решением - введением дежурного режима, при котором до выдачи ракеты на пусковую установку анодные напряжения не подаются, а накальные цепи ламп запитываются дежурным напряжением (5,6-5,9 В вместо 6,3 В). Оставалось только убедиться в достаточности 6 секунд, отводимых на выдачу ракеты из боеукладки в боевое положение, для выхода аппаратуры комплекса на рабочие параметры,

Макетирование подтвердило такую возможность, а вместе с ней возможность исключения всех вентиляторов и воздуховодов (это более половины объема всей аппаратуры), обеспечения гарантированной стабильности настроек, а также снижение уровня шумов не менее чем 15-20 дБ (до типичного «танкового» уровня). Но этому не суждено было произойти: Алексей Иванович Богданов был тяжело болен и считал необходимым закрепить достигнутый уровень принятием истребителя танков на вооружение Советской Армии, имея в виду проведение такой модернизации впоследствии, Жизнь не предоставила ему такую возможность. Да и мой начальник отдела испытательного полигона в Кубинке не давал выполнять эту работу, серьезно предупредив: «Еще раз увижу с паяльником в руках — влеплю выговор». Он был прав в том, что страдали другие работы, возложенные на меня, а лишнего времени у нас тогда просто не имелось - с 18.00 до 19.00 у нас был ужин, а далее до 23.00 работали в качестве «приставки» к ЭВМ «Минск», обсчитывая траекторную «цифирь» с траекторных киноаппаратов (суббота была рабочим днем). Если к этому добавить нередкие ночные работы, плюс дежурства по части и минус воскресенья, используемые на регулярные спортивные мероприятия, то действительно не остается времени даже для того, чтобы сообразить, как можно все это выполнить.

Использованы иллюстрации из архивов М. Павлова, А. Хлопотова

 

Информация взята из журналов «Русские Танки» и «Техника и Вооружение»

 

Танки

Первый Русский танк А.А. Пороховщикова

Царь-Танк

Проект танка В. Д. Менделеева

Танк «Щитоноска»

Броневые части Русской армии

Первые Иностранные Танки в России

Первые танки Советской Республики

Изучение Танкостроения в 1923-1924г.

Танк Т-16 и Т-18

Устройство танка Т-18

Производство танка Т-18

Танкетка Т-17

Маневренный танк Т-12

Модернизация танка МС-1/ Т-18

Основной танк сопровождения Т-19

От Танка Т-12 к Т-24

Маневренные танки Н. Дыренкова

Позиционный танк Т-30

Советско-Германская танковая школа

Закупки танков за границей в 1930г.

Плавающие Танки

Танк «Виккерс»

Рождение танка Т-26

Первый танк с радиостанцией

Танк ММ

Мобилизационный танк Т-34

Рождение танка БТ

Первые 45-мм пушки на танках

Модернизация танков Т-26 и БТ

Танк особого назначения ПТ-1

Средний танк Т-28

Танк Гроте

Танки которые небыли приняты на вооружение

Танк Т-35

Развитие танка из Т-35 в Т-39

Танковое вооружение на вторую пятилетку СССР

Колесно-гусеничный танк Т-43

«Танк Шитикова» – Т-37Б

Танк Т-38

Танк ТМ «Танк Молотова»

Танк КТ-26

Танк Т-46

Улучшенный танк ПТ-1А

Танк Т-28 и Т-29

Танк Т-26 выпуска 1936г

Установка на танки 76-мм пушки

Танк БТ-7

Танк БТ-7А 1935г.

Танк БТ-ИС на колесах, 1935г.

Танк Т-35

Недостатки танков в боях Испании

Танки находящихся в распоряжении У ММ РККА

Бои танков в Берлине и Грозном

Английские ромбовидные Танки Mk II Мк III Мк IV

Немецкий танк A7V

Немецкие танки Pz.Kpfw.ll (Sd.Kfz.121) и Pz.Kpfw.lll (Sd.Kfz.141)

Немецкий «Штурмтигр» и Английский танк AVRE

Испытания пушки Ф-32 и Л-11 на танках БТ-7 и Т-28

Принятие танка Т-34 на вооружение

Танк Т-34

Испытание танка Т-54 обстрелом

Противоминная стойкость танка Т-54

Борьба с пожаром в танке Т-54

Повышение защищенности танка Т-54

Танк «Объект М906»

Танк «Объект 907» (ПТ-76М)

Танк «Объект 911Б»

Танк ПТ-76 с ПТРК 9К11 «Малютка»

Танк Т-62

Модернизация танка Т-62М

Конструкция танка Т-62

Боевое применение танка Т-62

Истребитель танков ИТ-1 («Объект 150»)

Стрельба из истребителя танков ИТ-1

Прекращение производства истребителя танков ИТ-1 («Объект 150»)

Танк Т-90С

Танк Т-90С «Бишма» для Индии

Танк Т-90С для Малайзии

БТР

Русский Вездеход

Бронетракторы «Илья Муромец» и «Ахтырец»

Первые Бронеавтомобили

Вездеходные полугусеничные Бронеавтомобили

Первый Русский БТР

Бронеавтомобиль «Остин-Кегресс»

Танкетки

Танкетка «Виккерс»

Танкетка Т-27

БТР-80

Модификации БТР-80

Конструкция БТР-80

Боевое применение БТР-80

Самоходки

Самоходка ИСУ-152

Тактико-Технические характеристики самоходки ИСУ-152

Боевое применение самоходок ИСУ-152 и ИСУ-122

Самоходка СУ-85

Модернизация самоходки СУ-85

Конструкция самоходки СУ-85

Боевое применение самоходки СУ-85