ТАНКИ САМОХОДКИ БТР ПОДЛОДКИ ИСТОРИЯ

Рождение танка БТ

      Спешные работы по освоению танка Дж. У. Кристи в СССР были инициированы опасением, что этот танк будут строить поляки. Но какой завод мог бы справиться с поставленной задачей? Первоначально в качестве основного рассматривался Ярославский автозавод (ЯАЗ). Его директор Осинский уверенно говорил о возможности освоения производства нового танка при условии оказания заводу технической и кадровой помощи.
      Чтобы точнее определить трудоемкость производства танка, 14 июля 1930 г. член Научно-технического комитета (НТК) Н. Тоскин отбыл в Нью-Йорк и вскоре отправил на имя И. Халепского 127 листов чертежей опытной машины и уведомление, что изобретатель сам желает посетить вскоре Советский Союз. Чертежи были получены 9 августа и переданы главному конструктору ГКБ ОАТ С. Шукалову.
      По условиям договора Кристи обязался сдать два танка представителю АМТОРГа в сентябре 1930 г., но не успел с их изготовлением, и лишь в последней декаде декабря оба танка отправились в долгое плавание в СССР. Они прибыли уже после триумфального показа «шеститонника», и 4 марта танк с номером 2051 был отгружен складу № 127 АБТУ.
      Но уже 21 ноября 1930 г. РВС СССР принимает решение о производстве танка «Кристи» в СССР. Вскоре возник вопрос об индексе для него, который по сквозной системе индексации должен был быть Т-28, или Т-29. Но тут выступил глава УММ: «Поскольку танк американца Кристи не отвечает требованиям Системы Танко-тракторно-автоброне-вооружения и на вооружение не принят, во избежание путаницы армейского обозначения (литер «Т») ему не присваивать. Более разумным представляется присвоении ему двубуквенного обозначения «СТ» – скороходный танк, или «БТ» – быстроходный танк…».
      14 марта начались показы новинки представителям военной верхушки РККА. В целом заморская диковинка производила на них благоприятное впечатление, но оно не шло ни в какое сравнение с первыми восторженными отзывами о «шеститоннике».
      Вскоре стало ясно, что Ярославский завод даже в кооперации с АМО не потянет это чудо американской технической мысли. 24 апреля 1931 г. с участием К. Ворошилова, М. Тухачевского, И. Халепского на заводе «Большевик» состоялось совещание «О танковой программе на заводе на 1931 г.», на котором было принято решение, что «завод принимает заказ на изготовление в текущем году на 100 танков «БТ» (модель «Кристи») при условии снабжения его прокатной цементированной броней…, в связи с производством «БТ» дальнейший выпуск Т-18 прекратить».
      Но ввиду того, что планировавшийся прежде заказ на 200 танков Т-24 был отменен, то Харьковский завод им. Коминтерна внезапно оказался свободен, тогда как программа выпуска Т-26 находилась под угрозой. Поэтому КО СССР в мае 1931 г. принял решение о передаче заказа на танки типа «БТ-Кристи» с чрезмерно загруженного «Большевика» в Харьков.
      Это решение было вполне разумным. Имевшиеся на заводе станочный и инструментальный парки позволяли практически полностью изготовить этот танк, лишь двигатели, вооружение, радиаторы, конические шестерни КПП и литье предполагалось получать по кооперации.
      17 мая был подготовлен подробный план организации производства танков БТ на ХПЗ, в котором, в частности, говорилось:
      «1. Изготовление рабочих чертежей к 15.07.31 г. (один месяц) СКВ под руководством начальника конструкторского бюро оружейного объединения С.А.Гинзбург и в составе 20 инженеров и конструкторов от Г.К.В. N8 оружейного объединения, 15 инженеров и конструкторов от НАТИ, ВАТО, от Ижорского завода 2 конструктора по корпусу, от УММ Тоскин в качестве заместителя начальника Конструкторского Бюро и Рожков в качестве конструктора по укладке боеприпасов и башне. От ХПЗ танковое КБ Алексенко в полном составе. Кроме того, с 10.06 директор ХПЗ обеспечивает бюро тридцатью копировщиками.
      2. Для разработки техпроцесса производства танка привлечь пять высококвалифицированных специалистов от Укргипромаша.
      3. Собрать спецбюро БТХПЗ к 25.05.31 г.
      4. Изготовить опытные образцы в количестве 3-х штук к 15.09.31 г. 2 образца изготавливает ХПЗ и один – опытный цех завода «Большевик» с подачей отливок и поковок с ХПЗ.
      5. Изготовление первой партии 100 штук. 2 машин – к 1.Х1.31 г. 30 штук – к 30.XII.31 г.,. 50 штук – к 1.1.32 г.»
      Окончательное же решение о производстве танка «БТ-Кристи» на ХПЗ было принято в протоколе КО «О танкостроении» от 23 мая 1931 г., где особо оговаривалось: «Разрешить РВС ССР ввести танк Кристи в систему авто-броне-танко-тракторного вооружения РККА в качестве быстроходного истребителя (Б-Т).».
      В это самое время первый образец «Кристи» делал свои первые робкие шаги на советской земле. 16 мая 1931 г. танк взвесили. Его масса без башни составила 9360 кг (585 пудов). Так как башен не было, то вместо них в корпус танков был положен балласт в 800 кг. Для входа-выхода экипажа предусматривались распашные дверцы люка механика-водителя, однако размер их был чрезмерно мал, и они не имели никакой прорези для осмотра дороги в закрытом состоянии. Поэтому при испытаниях экипаж занимал свои места только через отверстие для башни и держал в движении двери механика-водителя открытыми. Также еще до начала испытаний было установлено, что для доступа к моторно-трансмиссионному отделению необходимо разобрать его крышу, так как никаких люков для доступа к механизмам танка предусмотрено не было.


 

Испытания танка «Кристи» в СССР. Пробег на колесном ходу, 1931г


      Особенностью танков «М. 1928» и «М. 1940» было то, что для перехода с гусениц на колеса с них надо было всего лишь снять гусеничные цепи, затем закрепить их на надгусеничных полках при помощи ремней и установить рулевое колесо для поворота передней пары катков, ослабляя усилие прижима второго опорного катка, вывернув головки соответствующих свечей. Все это даже слабо подготовленный экипаж мог проделать всего за полчаса – три четверти часа.
      Со стороны каждого борта располагалось по четыре алюминиевых обрезиненных опорных катка диаметром 813 мм. Направляющие и ведущие колеса гусеничного движителя имели наружную резиновую амортизацию. Крупнозвенчатая гусеница, состоящая из 46 траков, имела гребневое зацепление с ведущим колесом.
      Первый день испытаний не принес ничего особенного. На второй день испытаний произошла внезапная поломка кронштейна правого направляющего колеса. Танк встал на два дня. По окончании ремонта танк прошел еще 500 км, после чего кронштейн сломался вновь. И опять ремонт. Затем более 10 дней танк испытывался только на колесном ходу, причем при прохождении песчаных участков даже на дороге танк буксовал.
      7 июня танк демонстрировался членам правительства, но так как ремонт его ходовой части произведен не был, показ состоялся по сокращенной программе. По окончании показа к 13 июня кронштейн был отремонтирован, но при попытке вновь вывести его на испытания на гусеничном ходу сломался опять. В общей сложности за весь период ходовых испытаний с 16.05. по 21.06 танк прошел на гусеницах 43,5км и 863км на колесах.


  

Испытания танка Кристи в СССР, 1931г.


      По окончании испытаний был составлен отчет, в котором после перечислений всех поломок и недоработок, а также трудностей управления танком при движении на колесах по проселку в заключении говорилось: «… Танк Кристи в том виде, в котором он был представлен на испытаниях, является исключительно интересной машиной с универсальным движением, но требует как боевая машина большой разработки и введения ряда конструктивных усовершенствований и изменений».
      Это заключение делало процесс выпуска танка почти невозможным. Ведь согласно заданию танк БТ должен был выпускаться, как и Т-26, без внесения каких бы то ни было конструктивных изменений в заокеанскую машину в точном соответствии с имеющимся образцом, получившим условное название «Оригинал-1», что, по мнению руководства ГУВП, должно было значительно упростить организацию его производства.
      Однако здесь процесс полного копирования не был достаточно обоснован. БТ требовал доработок, на что еще в мае указывал начальник инженерно-конструкторского бюро по танкам А. Адаме. Для доводки танка и организации его производства 25 мая было сформировано специальное конструкторское бюро (СКВ). Возглавил его воен-инженер 2-го ранга Н. Тоскин, который был откомандирован УММ РККА на ХПЗ из Москвы. В СКВ было занято 22 конструктора, большинство из которых не имело высшего образования.
      Всего было сформировано три конструкторские группы. Сопровождением силовой установки занимались конструкторы Давыденко, Михайлов, Флеров и Андрыхевич. Трансмиссию доводила группа в составе Куприна, Давиденко и Серковского. Ходовая часть адаптировалась Каштановым, Мариным, Дорошенко и Гуревичем. За чертежи общего вида машины отвечал Скворцов.

 

 

Рекордный прыжок танка БТ-2, 1933г.


      Однако сначала не все силы ХПЗ были брошены на освоение БТ. Завод все еще ждал заказа на знакомый Т-24. Даже директор завода Бондаренко больше склонялся к среднему танку, называя танк Кристи «вредительским». Поэтому руководству УММ и даже правительству СССР пришлось применять ряд крутых мер, чтобы в текущем, 1931 г. первый опытный БТ увидел свет.
      Согласно заказа № 70900311 предписывалось к празднику 7 ноября изготовить 6 образцов танка БТ для их участия в парадах г. Москвы и Харькова. Для этого назначили дополнительные меры материального стимулирования, усилиями Г. Орджоникидзе завод был снабжен всем необходимым. Выполнению заказов ХПЗ у соисполнителей была дана «зеленая улица». Но лишь три машины были готовы к указанному сроку, из которых у одной при подходе к Москве загорелось моторное отделение, и потому в параде 7 ноября 1931 г. приняли участие лишь два танка БТ. Во время движения по Москве оба танка испытывали многочисленные неисправности, и наибольшие опасения вызывало безостановочное быстрое движение их по Красной площади. Но обошлось.
      Все это подпортило впечатление о танке так, что даже на исходе 1931 г. М. Тухачевский высказывал озабоченность в целесообразности освоения выпуска танка в СССР: «…прошу Вас сообщить, соответствуют ли характеристики танка Б-Т заявленным и не совершаем ли мы ошибку, ставя этот танк в производство на Харьковском заводе… Тухачевский»
      После парада Н. Тоскин был отозван в Москву для прохождения дальнейшей службы в УММ, а начальником танкового СКВ ХПЗ был назначен инженер А. Фирсов.
      Однако запланированную в мае – сентябре 1931г. программу выпуска 25 танков в 1931г. и 2000 танков на 1932г. не отменили, но уточнили, что первые 100 машин должны были быть переданы РККА не позднее 15 февраля.

Производство танков БТ

      Освоение серийного производства танков БТ на ХПЗ шло медленно. Для выполнения обширной программы выпуска нового танка не хватало оборудования, сырья и материалов, подготовленных кадров. Срывали поставки смежники. Так, шарикоподшипников к 1 января 1932 г. вместо положенных 50 комплектов было отгружено всего на 7 машин, двигателей «Либерти», прошедших ремонт, имелось лишь 8 шт., комплектов бронедеталей для производства корпусов – 3 комплекта, КПП – 4 экз. Так что при всем желании в 1931 г. завод не смог в плюс к трем машинам, отгруженным к 7 ноября, сдать еще хоть одну.
      Особо волновало руководство ГУВП положение с двигателями «Либерти» для нового танка. Ведь выпуск его на заводе «Большевик» в 1928-30 гг. под маркой М-5 был прекращен в связи с переходом завода на производство танков Т-18, а позднее – Т-26, имевших оригинальные моторы. Новый же завод Авиационного Объединения, на который предполагалось передать программу выпуска М-5, построен в 1930-31 гг. не был, и программа выпуска танков БТ вдруг оказалась под угрозой.
      Поэтому для выпуска первых 100 танков БТ правительством было разрешено совершить закупку через АМТОРГ 50 авиамоторов «Либерти» в октябре 1931 г. и столько же в декабре.
      Обеспечение выпуска остальных танков БТ двигателями сначала планировалось осуществить за счет возобновления серийного производства двигателя М-5 на одном из авиационных заводов. Но в производстве самолетов в то время СССР переориентировался на более мощный бензомотор БМВ, выпуск которого был освоен под индексом М-17 по лицензии. Поэтому в отношении танка БТ было принято решение о закупке в САСШ всех оставшихся там устаревших авиамоторов «Либерти». Закупкой моторов от УММ занимался в САСШ Д. Свиридов.

 

 

Производство танков БТ, 1932-33 гг.


      В январе 1932г. завод получил четыре металлообрабатывающих станка, закупленных АМТОРГом в САСШ, а также трех чертежников.
      В январе 1932г. Краматорский завод освоил производство траков и готовился отливать опорные катки для танка БТ. Были наконец получены первые 100 шт. закупленных в САСШ двигателей «Либерти». Ижорский завод подготовил шаблоны для вырезания бронедеталей, прошла испытания полуавтоматическая 37-мм пушка ПС-2. Казалось, что тучи над БТ наконец-то рассеялись. Но это только казалось.
      Ликвидация отдельных «узких мест» в производстве новых танков не уменьшала, а, напротив, казалось бы, порождала все больше и больше дефектов в сдаваемых машинах.
      Полученные двигатели «Либерти» даже американского производства были плохого качества, трудно заводились, особенно на морозе, перегревались, были случаи самовоспламенения их при запуске. Многие моторы, имевшие сношенную поршневую группу, отличались большим потреблением масла. Большие проблемы создавали и недостаточно надежные воздухоочистители.
      Траки, поставляемые с Краматорского завода плоть до конца 1933 г., быстро ломались, так как для их производства использовалась некондиционная сталь. Конические шестерни КПП не выдерживали длительной работы под нагрузкой.
      В 1932 г. танковый отдел ХПЗ получил индекс Т2, и его начальником был назначен Л. Зайчик, начальником ОТК – С. Махонин, главным технологом – К. Церевицкий. Вошедший в него СКВ, получивший индекс Т2К, возглавлял А. Фирсов, и при нем была выделена группа совершенствования серийно выпускаемых танков, куда вошли молодые инженеры Н. Кучеренко, В. Дорошенко и Н. Поляков.
      Для проведения испытаний новых танков нужен был большой штат испытателей-исследователей, которых объединили в новом опытном отделе под руководством инженера А. Кулика.
      В марте – апреле 1932г. первые БТ были наконец приняты представителем заказчика, и началось их освоение в войсках. Одними из первых освоили БТ танкисты мехбригады им. Калиновского. Но отзывы оттуда не радовали. По числу поломок танк не имел себе равных. Усугубляло положение также то, что первые БТ поступали в части без вооружения.

Вооружение танка БТ

      Согласно планам производства «танка-истребителя», он должен был быть вооружен 37-мм полуавтоматической пушкой большой мощности. Однако в 1932 г. такой пушки на вооружении РККА и в серийном производстве еще не было.
      Правда, в 1929 г. уже была опробована 37-мм полуавтоматическая пушка большой мощности ПС-2, но с ее выпуском имелись определенные трудности. Но в конце 1929-го СССР приобрел у фирмы «Рейнметалл» 37-мм противотанковую пушку с полуавтоматическим затвором, которая вскоре была принята на вооружение. Производство орудия осваивалось на заводе № 8 им. Калинина в Подлипках под индексом 1 К. По решению Арткомитета артиллерийское КБ завода «Большевик» в короткий срок наложило ствол и казенник пушки 19К в ложе с противооткатными приспособлениями орудия ПС-2, получив, таким образом, 37-мм полуавтоматическую танковую пушку большой мощности обр. 1930-31 гг., которой был присвоен индекс Б-3. Еще до государственных испытаний пушка была передана на завод № 8 для спешной организации серийного производства. Там орудие получило свой внутризаводской индекс 5К, и первые образцы орудия поступили заказчику уже в конце 1931 г., однако предусмотренная проектом спаренная установка указанной пушки с пулеметом ДТ разработана в срок не была. Кроме того, не удалось отладить работу полуавтоматического затвора указанного орудия.
      В I квартале 1932 г. чертежи башни, разработанной для танков БТ, подверглись ревизии, и первые 60 башен, поданных Ижорским заводом для вооружения орудием, были спешно приспособлены под раздельную установку пушки и пулемета. Поскольку в этих башнях амбразура под пушку вырезалась «по месту», в них не нашлось места для установки шарового яблока пулемета ДТ. Лишь на 240 башнях, выпушенных позднее, оказалось возможным установить и пушку, и пулемет.
      Всего было запланировано вооружить 37-мм пушкой Б-3 (5К) 300 танков, а начиная с 301-го заменить ее 45-мм полуавтоматической пушкой обр. 1932г. 20К. Но ввиду того, что завод № 8 не освоил выпуск 20К в срок, да и с установкой орудия в существующей башне танка БТ имелись трудности, нарком тяжелой промышленности скорректировал план, и следующие 310 танков (№№ 301-610) также должны были получить 37-мм танковую пушку обр 1930 г. Б-3 (5К).
      Но к концу 1932г. выяснилось, что с отгрузкой указанных орудий армии есть большие проблемы, завод № 8 сдал ХПЗ лишь 190 орудий Б-3 (5К), и потому постановлением КО в мае 1932 г. было принято решение вооружить оставшиеся танки спаренной установкой двух пулеметов ДТ или ДА.
      Однако такие «пулеметные истребители» имели лишь условную боевую ценность, и потому постановлением КО от 4 декабря 1932 г. предписывалось вооружить 300 машин (№№ 301-600) 37-мм пушкой Гочкиса, сняв ее с танков Т-18, а начиная с 1 января 1934 г. заменить на танках БТ башни на новые, оснащенные спаренной установкой 45-мм пушки обр. 1932 г. и пулемета.
      Но в 1933г. все исправные пушки Гочкиса с танков Т-18 уже были переставлены на Т-26, а для БТ таковых найдено не было. Поэтому практически все БТ-2, на долю которых не хватило Б-3, были оснащены в 1933г. пулеметной спаркой или же остались невооруженными.
      Всего в 1932г. было изготовлено 396, а в 1933-м – 224 танка БТ. В том же 1933-м указанные танки получили новый индекс БТ-2, так как было принято решение об освоении новой модификации указанного танка.

Устройство танка БТ-2

      Легкий быстроходный колесно-гусеничный танк БТ-2 состоял из следующих основных частей: бронекорпуса, башни, вооружения, силовой установки, трансмиссии, ходовой части, электрооборудования и комплекта ЗИП.
      Бронекорпус был основной частью танка. Он предназначался для защиты экипажа и механизмов танка от пуль и осколков и служил одновременно рамой, на которой монтировались все его механизмы. Корпус имел коробчатую форму и собирался на болтах и заклепках из отдельных броневых листов. Передняя часть корпуса для обеспечения поворота передних управляемых колес была сужена с боков. Для улучшения обзора водителя и уменьшения мертвого пространства при стрельбе передний лобовой лист был расположен под большим углом. Боковые стенки корпуса были двойными – между ними размещались топливные баки и элементы подвески.
      Внутренняя часть корпуса была разделена перегородками на четыре отделения: управления, боевое, силовое и трансмиссионное.
      В отделении управления возле сиденья водителя размещались приводы управления силовой передачей, трансмиссией и щиток с приборами.
      В боевом отделении находилось рабочее место командира танка, вооружение, приборы наблюдения, стеллажи для боекомплекта, противопожарные средства и инструмент. Боевое отделение было изолировано от силового глухой перегородкой с шиберами.
      В силовом отделении размещались карбюраторный двигатель «Либерти» (или М-5), радиаторы, масляный бак и аккумуляторная батарея. От трансмиссионного отделения оно отделялось разборной перегородкой, имевшей вырез для вентилятора.
      В трансмиссионном отделении устанавливалась перегородка для крепления кронштейна коробки передач.
      Башня танка – цилиндрическая, клепаная, была смещена задней частью назад на 50 мм. Спереди сверху башня была скошена. Под скосом на боковой стенке имелись амбразура для установки либо 37-мм пушки, либо 7,62-мм установки ДТ-2 и шаровая амбразура для пулемета.
      Вооружение. Как уже отмечалось выше, основным вооружением танка БТ-2 была 37-мм пушка Б-3 (5К), устанавливаемая в подвижной бронировке. Угол возвышения +25 град., склонения -8 град. Пушка позволяла вести огонь осколочными снарядами на дальность до 2000 м с боевой скорострельностью до 12 выстрелов в минуту. Начальная скорость осколочных снарядов составляла 710 м/с, бронебойных – 700 м/с. Вспомогательным вооружением танка являлся 7,62-мм пулемет ДТ, смонтированный в отдельной шаровой установке справа от пушки. Наведение пушки и пулемета в вертикальной плоскости производилось плечевым упором, а поворот башни в горизонтальной плоскости осуществлялся с помощью планетарного механизма поворота с ручным приводом. Для прицельной стрельбы использовался телескопический прицел. Боекомплект пушки состоял из 92 выстрелов, а пулемета – 2709 патронов (43 магазина по 63 патрона).
      Как уже отмечалось ранее, часть танков имела вместо 37-мм пушки спаренную пулеметную установку ДТ-2 или ДА-2 калибра 7,62-мм.
 
     

Танк БТ-2 с полным вооружением, 1933г.  


      Силовая установка танка состояла из двигателя и систем питания двигателя топливом и воздухом, системы смазки, системы охлаждения, системы зажигания и системы пуска.
      Двигатель танка – марки «Либерти» (или М-5) авиационный. V-образный. 12-иилиндровый, 4-тактный, карбюраторный, жидкостного охлаждения, с дополнением заводного механизма, воздушного вентилятора и маховика. Мощность при 1650 об./мин. – 400 л.с.
      Питание двигателя топливом – принудительное, осуществлялось от одного шестеренчатого насоса. Двигатель питался от двух бензобаков, расположенных по бокам двигателя между стенками боковой брони, емкостью по 180 л. каждый. Кроме того, в систему питания входили редуктор для поддержания постоянного давления топлива в системе; манометр; бензопроводы различного диаметра; поршневой воздушный насос для создания избыточного давления в правом бензобаке при запуске двигателя; 4 водяных подогревателя рабочей смеси; 2 двойных карбюратора «Зенит» модели Д-52 или И5-52.
      Система смазки состояла из маслобака емкостью 20 л.; масляного шестеренчатого насоса; двух фильтров, расположенных на двигателе, и манометра, расположенного справа, в верхнем ряду щитка механика-водителя.
      Система охлаждения – жидкостная, принудительная, емкостью около 90 л. Она состояла из 2 радиаторов трубчатого типа; центробежного насоса производительностью 550 л/мин.
      В систему зажигания входили: аккумуляторная батарея марки 6СТА УШБ; динамо Сцинтилла или Делько; регулятор напряжения с реле; амперметр-переключатель; два трансформатора-распределителя, выполняющих роль и индукционной катушки, и прерывателя-распределителя; вибратор; провода и свечи.
      Танк БТ-2 имел комбинированную ходовую часть колесно-гусеничного типа. Он включал в себя 2 стальные многозвенные гусеничные цепи гребневого зацепления, два ведущих колеса, два направляющих колеса и восемь опорных катков большого диаметра, игравшие роль колес при движении по дорогам. Каждая из гусеничных цепей состояла из 23 траков с гребнями и 23 плоских (холостых) траков, соединенных между собой при помощи стальных пальцев, для фиксации которых на концах имелись отверстия под шплинты. Ширина трака составляла 260 мм, длина – 225 мм, вес трака с гребнем – 10 кг, «холостого» – 6 кг. Наружная поверхность траков была плоской, но в местах соединения траков имелись небольшие выступы, игравшие роль шпор. Для лучшей проходимости на наружной поверхности траков можно было закрепить дополнительные шпоры при помощи болтов.
      Ведущие колеса БТ-2 диаметром 640мм – стальные сборные из двух дисков, соединенных пальцами, на осях которых располагались ролики, при помощи которых ведущие катки за гребни траков протаскивали гусеницы.
      Направляющие колеса, стальные, литые, с резиновыми бандажами имели диаметр 550мм. Служили для регулирования натяжения гусеничных цепей при помощи кулачкового эксцентрикового механизма.
      Опорные катки диаметром 815 мм имели наружную амортизацию в виде резиновых бандажей большой высоты с охлаждающими отверстиями в массиве.
      Для движения по дорогам с твердым покрытием гусеничные цепи с танка можно было снять и, разобрав на 4 части, закрепить на надгусеничных полках при помощи ремней. После этого на ступицы задних опорных катков устанавливались блокировочные кольца и устанавливался руль на шток рулевой колонки. Время перехода с одного типа движителя на другой силами экипажа не превышало 40 минут.
      Теперь привод от КПП осуществлялся на заднюю пару опорных катков, игравшую роль ведущих колес.
      Подвеска танка индивидуальная, пружинная (или, в терминах того времени, «свечная»). Три вертикальные пружины относительно каждого борта корпуса располагались между наружным броневым листом и внутренней стенкой борта корпуса, а одна располагалась горизонтально внутри корпуса в боевом отделении. Вертикальные пружины были связаны через балансиры с задними и средними опорными катками, а горизонтальные – с передними управляемыми катками.
      К механизмам трансмиссии относились: главный фрикцион, коробка перемены передач, бортовые фрикционы, бортовые редукторы и тормоза.
      Главный фрикцион сухого трения многодискового типа без ферродо располагался на конце вала двигателя вместе с маховиком; на его втулке находился вентилятор.
      Коробка перемены передач – трехходовая, четырехскоростная (4 скорости вперед и 1 назад), находилась за главным фрикционом и соединялась с ним с помощью фланца, расположенного на ведущем валу коробки КПП.
      Левый и правый бортовые фрикционы располагались в трансмиссионном отделении на концах главного вала КПП. Фрикционы сухого типа со стальными дисками.
      Ленточные тормоза состояли из стальных лент, которые огибали наружные барабаны бортовых фрикционов. Ширина тормозной ленты – 160 мм, диаметр тормозного барабана – 393 мм, максимальный тормозной момент – 23300 кг/см.
      Бортовые редукторы – шестеренчатые, располагались симметрично по обе стороны корпуса в задней части трансмиссионного отделения. Передаточное отношение редукторов – 1:4,5.
      Вращение ведущим колесам колесного хода передавалось от полуосей бортовых передач при помощи двух шестеренчатых редукторов, называемых «гитара».
      Все электрооборудование танка, выполненное по однопроводной схеме, было фирмы Сцинтилла. Систему электрооборудования составляли источники электрической энергии (аккумуляторная батарея и динамо), а также потребители (2 стартера мощностью по 1,3 л.с. каждый; передние фонари двойного света; задний сигнальный фонарь; гудок вибраторного типа; лампочка освещения щитка механика-водителя; переносная лампочка; две лампочки освещения боевого отделения).
      Вспомогательные приборы: центральный переключатель Сцинтилла, установлен на щитке механика-водителя; две штепсельные розетки; контрольная лампочка центрального переключателя; бронированные провода.
      Средств внешней связи танк не имел. Внутренняя связь осуществлялась с помощью световой сигнализации.
 

Информация взята из книги Свирина Михаила.

Танки

Первый Русский танк А.А. Пороховщикова

Царь-Танк

Проект танка В. Д. Менделеева

Танк «Щитоноска»

Броневые части Русской армии

Первые Иностранные Танки в России

Первые танки Советской Республики

Изучение Танкостроения в 1923-1924г.

Танк Т-16 и Т-18

Устройство танка Т-18

Производство танка Т-18

Танкетка Т-17

Маневренный танк Т-12

Модернизация танка МС-1/ Т-18

Основной танк сопровождения Т-19

От Танка Т-12 к Т-24

Маневренные танки Н. Дыренкова

Позиционный танк Т-30

Советско-Германская танковая школа

Закупки танков за границей в 1930г.

Плавающие Танки

Танк «Виккерс»

Рождение танка Т-26

Первый танк с радиостанцией

Танк ММ

Мобилизационный танк Т-34

Рождение танка БТ

Первые 45-мм пушки на танках

Модернизация танков Т-26 и БТ

Танк особого назначения ПТ-1

Средний танк Т-28

Танк Гроте

Танки которые небыли приняты на вооружение

Танк Т-35

Развитие танка из Т-35 в Т-39

Танковое вооружение на вторую пятилетку СССР

Колесно-гусеничный танк Т-43

«Танк Шитикова» – Т-37Б

Танк Т-38

Танк ТМ «Танк Молотова»

Танк КТ-26

Танк Т-46

Улучшенный танк ПТ-1А

Танк Т-28 и Т-29

Танк Т-26 выпуска 1936г

Установка на танки 76-мм пушки

Танк БТ-7

Танк БТ-7А 1935г.

Танк БТ-ИС на колесах, 1935г.

Танк Т-35

Недостатки танков в боях Испании

Танки находящихся в распоряжении У ММ РККА

Бои танков в Берлине и Грозном

Английские ромбовидные Танки Mk II Мк III Мк IV

Немецкий танк A7V

Немецкие танки Pz.Kpfw.ll (Sd.Kfz.121) и Pz.Kpfw.lll (Sd.Kfz.141)

Немецкий «Штурмтигр» и Английский танк AVRE

Испытания пушки Ф-32 и Л-11 на танках БТ-7 и Т-28

Принятие танка Т-34 на вооружение

Танк Т-34

Испытание танка Т-54 обстрелом

Противоминная стойкость танка Т-54

Борьба с пожаром в танке Т-54

Повышение защищенности танка Т-54

Танк «Объект М906»

Танк «Объект 907» (ПТ-76М)

Танк «Объект 911Б»

Танк ПТ-76 с ПТРК 9К11 «Малютка»

Танк Т-62

Модернизация танка Т-62М

Конструкция танка Т-62

Боевое применение танка Т-62

Истребитель танков ИТ-1 («Объект 150»)

Стрельба из истребителя танков ИТ-1

Прекращение производства истребителя танков ИТ-1 («Объект 150»)

Танк Т-90С

Танк Т-90С «Бишма» для Индии

Танк Т-90С для Малайзии

БТР

Русский Вездеход

Бронетракторы «Илья Муромец» и «Ахтырец»

Первые Бронеавтомобили

Вездеходные полугусеничные Бронеавтомобили

Первый Русский БТР

Бронеавтомобиль «Остин-Кегресс»

Танкетки

Танкетка «Виккерс»

Танкетка Т-27

БТР-80

Модификации БТР-80

Конструкция БТР-80

Боевое применение БТР-80

Самоходки

Самоходка ИСУ-152

Тактико-Технические характеристики самоходки ИСУ-152

Боевое применение самоходок ИСУ-152 и ИСУ-122

Самоходка СУ-85

Модернизация самоходки СУ-85

Конструкция самоходки СУ-85

Боевое применение самоходки СУ-85